Свернуть
Очистить
Оформить заказ
 
Броде "Treasure"
 
Ручная вышивка, камни, кристаллы, стразы.
 
45 000
 
Броде "Eclat naturel"
 
Ручная вышивка, камни, кристаллы, стразы.
 
45 000
 
Броде "Богиня лета"
 
Ручная вышивка, камни, кристаллы, стразы.
 
35 000
 
Броде "Vaccinia"
 
Ручная вышивка, камни, кристаллы, стразы.
 
45 000

Мир украшений авторской моды – соблазнительный, притягательный, и в нем что ни изделие, то шедевр. Старинные традиции соединяются с демократическим простором фантазии современных дизайнеров-модельеров, и так возникают новые и новые идеи. С одной стороны, эти идеи совершенно пионерские,  а с другой… Бусы и бисер, нитка и иголка, ленты и ткани в руках мастерицы, что может быть древнее?

Collier brodé – в переводе с французского «вышитое ожерелье», в повседневной речи сокращенное до краткого «броде», разработано московским дизайнером украшений Еленой Арлен. Броде – прекрасный образец творческого сплава стародавнего с новейшим, свободной фантазии и интуиции художника с техническими приемами рукоделия, накопленными с доантичных времен. Но прежде чем подробно рассказать о том, как Елена Арлен создает свои роскошные броде, отправимся в краткий экскурс назад во времени, настолько далеко, насколько позволяет нам история, та ее часть, которая принадлежит такому чудесному явлению общемировой человеческой культуры, как мода. В частности, шитье по ткани бисером, бусами и камнями – техника, которая совершенствовалась веками, а теперь развивается и продолжается в современном модельном деле. И сам материал – дивный, загадочно поблескивающий, открывающий уникальные возможности для прикладного творчества. 
Сегодня шитье бисером и бусами стало важной частью дизайна одежды в домах высокой моды в России и за рубежом. Роскошные наряды от Валентина Юдашкина иногда сплошь покрыты бисерной вышивкой, сумочки от Жана-Поля Готье украшены бисером и бусами, ими вышиты пояса и воротники от Осимара Версолато. Детали жакетов и брюк в моделях от Кристиана Лакруа созданы из бусинок, а одно из платьев от Пако Рабана выполнено из них целиком. Бусинами и бисером в домах высокой моды расшивают обувь, детали шуб. И что самое приятное,  такие мэтры мировой моды, как Ив Сен-Лоран, Жан-Поль Готье, признаются: их творчество в том, что касается рукоделия, во многом вдохновлено именно русской традицией – стиль а-ля рюс не теряет своей привлекательности.

И вот – броде от Елены Арлен. В чем-то броде – следование модному тренду, но в чем-то, как это свойственно именно ее манере, они притягательны именно спонтанностью творческих решений. Такая непосредственность была присуща древним мастерицам, творившим вслед своей интуиции, и по этому же оригинальному пути следует и дизайнер XXI века Елена Арлен.

История самого бисера – удивительна! Стеклярус, бусы и все, из чего рождались и рождаются прекрасные рукотворные вещи, могут по дороговизне поспорить с традиционными самоцветами, которые наравне с ними служили и служат Красоте Женщины.

История бус и бисера: блеск и красота от древности до наших дней 
Неправо о вещах те думают, Шувалов,
Которые Стекло чтут ниже Минералов,
Приманчивым лучом блистающих в глаза:
Не меньше польза в нем, не меньше в нем краса. 

М.В. Ломоносов. Письмо о пользе Стекла

Стекло, кроме, может быть, металла – самый древний рукотворный материал, использовавшийся в прикладном творчестве рукоделия. Найденная в курганах археологами одежда скифов и сарматов – кочевых племен, живших в широких степях юга России, их рубахи, штаны, пояса, головные уборы украшались жившими за века до Рождества Христова мастерицами маленькими бусами, которые тогда делались из окатанных камней и кусочков обсидиана – вулканического стекла. Очевидно, в качестве соблюдения не дошедших до нас магических обычаев бисерными узорами расшивалась их кожаная обувь, вплоть до подошвы.

В подтверждение столь же древним фрескам пирамид Египта, где в одеяниях фараонов первооткрыватели увидели не только ожерелья из драгоценных и полудрагоценных камней, но и шитье более мелкими камнями и бусами, при раскопках Фив была найдена бусина из стекла, и ее возраст относится к XXXV веку до Рождества Христова.

Первое же описание процесса изготовления стекла было сделано ассирийцами в VII веке до нашей эры. Первое самое обычное стекло было мутноватым, имело коричневатый или зеленоватый оттенок. Прозрачное стекло было самым дорогим, и «рецепт» его производства и изготовления долго держался под секретом. Стеклянные бусы, изделия из стекла ценились дороже золота: известно, что император Нерон отдал за тяжелые прозрачные чаши столько драгоценного металла, сколько они весили. 

Благодаря путешественникам, мореплавателям-купцам технология производства стекла и изделий из него все-таки была вывезена в Европу: сначала в Галлию (так называлась нынешняя Франция) и  Германию, затем в Византию, а оттуда прибыла в Венецию. Впрочем, мавританским центром стеклоделания никогда не переставал быть сирийский Дамаск. Вот таким непростым историческим путем стекло попало в Венецию, где на острове Мурано, принадлежавшем Венецианской республике, его ожидал царственный расцвет! Бисер, бусы, знаменитые венецианские зеркала – от торговли этими предметами республика невероятно богатела, а муранское стекло распространялось по всему миру от Европы, Азии, Африки до Америки. Знаете ли вы, что знаменитый путешественник-мореплаватель Марко Поло был сыном известного бисерного мастера?

Одно время Венеция еще делила свой «стеклянный» приоритет с сирийским Дамаском, но после падения Дамаска в 1401 году он на три столетия оказался в полном распоряжении Венеции. Чтобы сохранить первенство в деле производства и торговли стеклом и бисером, в 1275 году венецианцы издали указ о запрещении вывоза из республики соды и даже осколков необработанного стекла. Все, кто пытался вывезти и продать его рецепт или технологию производства за пределы республики, объявлялись государственными изменниками со всеми вытекающими последствиями, а профессия стеклодувов ценилась столь высоко, что их дочерям дозволялось вступать в брак с благородными отпрысками самых именитых венецианских домов. 

Монополией на производство стекла, украшений из него и предметов роскоши Венеция владела до XVII века. Камзолы, платья, головные уборы и прочие предметы роскошных одеяний придворной европейской знати были расшиты венецианским бисером наряду с драгоценными камнями и золотой и серебряной нитью и шнуром.  Однако и другие страны не оставляли попыток воспроизвести чудесный материал, исходные продукты для которого были столь доступны – песок и сода, а результат – со всех сторон прекрасен.

И вот в Богемии настойчивость поисков была вознаграждена: заменив соду древесной золой, здесь получили совершенно иной сорт стекла. Оно было более тугоплавким и более прозрачным. Из-за его более плотной консистенции в расплавленном виде из него трудно было создавать вещи с мягкими формами, как из муранского стекла, но зато оно поддавалось огранке. Появились граненые бусы и бисер. Богемское стекло положило начало изготовлению стразов и целой индустрии поддельных драгоценностей, на чем наиболее предприимчивые создавали себе весьма приличный доход. 

Со временем богемское стекло изрядно потеснило венецианское на мировом рынке, тем более что мастера тайком уходили из Мурано и открывали по всей Европе собственные мастерские. Во второй половине XVIII века французы изобрели особые трубки для вытягивания округлых бисеринок в цилиндрическую форму, и так появился стеклярус, который также стал прекрасным материалом для шитья по тканевой основе, значительно расширив возможности и выразительность рисунка, создаваемого мастерицами.

Расшитая бисером Русь
Без оных что бы вам в нарядах помогло,
Когда бы бисеру вам не дало Стекло?
Любовников он к вам не меньше привлекает,
Как блещущий алмаз богатых уязвляет.
Или еще на вас в нем больше красота,
Когда любезная в вас светит простота!
Так в бисере Стекло подобяся жемчугу,
Любимо по всему земному ходит кругу.

М.В. Ломоносов. Письмо о пользе Стекла

Бисер, бусы, стеклярус были одними из самых востребованных предметов торговли – существовали даже бисерные ярмарки, откуда бисер пришел в Русь средневековую. 

Впрочем, до этого название «бисер» было тут уже известно, но так назывался тогда жемчуг. Бисер, бусы – эти названия, судя по всему, происходили от арабского buser – «маленькое зернышко», и потому жемчужное зерно получило такое название. Тот, что помельче, речной жемчуг,  добывали из раковин моллюсков-жемчужниц на озере Ильмень и по руслам северных рек, там же брали и перламутр, пиленые пластинки его также использовались при шитье. Жемчуга крупные привозили с юга, из Феодосии, которую тогда называли на греческий манер – Кафа. 

Но в конце XVII века настоящий стеклянный бисер стал занимать подобающее ему место и в русском шитье, и в изготовлении отдельных украшений из него, а технология шитья бусами и бисером быстро получила повсеместное распространение, поскольку была унаследована от давно разработанных приемов работы с жемчугом.

Стеклянными бисером и бусами вместе с жемчугом и драгоценными каменьями начали расшивать боярскую мужскую и женскую одежду, головные уборы и даже мягкие сафьяновые сапоги. 

Особенно пышно украшали в мужской одежде бисерным и жемчужным шитьем «козыри» – воротники мужских кафтанов, которые иногда делали съемными. У женщин расшивались сарафаны и летники, телогреи и поневы – всякая тканая основа служила безграничной территорией для фантазии рукодельниц, имеющих под рукой рассыпчатое, переливающееся всеми оттенками спектра стеклянное богатство и владеющих многовековой традицией национального вышивального рукоделия.

Изумительными по красоте были кокошники и кики русских красавиц – девиц и замужних жен всех возрастов. Они почти сплошь покрывались бисером, жемчугами, пиленым перламутром, а на лоб русской красавицы спускалась сетка – поднизь, которую также плели из бисера или стекляруса. Иногда стремление сделать головной убор еще роскошней становилось почти запредельным: кокошники псковитянок украшали шишки из бисера и жемчуга размером с яйцо.

В петровские времена, с введением на рубеже XVII–XVIII веков царем-реформатором европейской моды, бисер ввозился в Россию сначала сотнями, потом уже тысячами пудов, однако его все равно не хватало, чтобы удовлетворить растущий спрос. Из него плели украшения, им расшивали одежду и аксессуары – сумочки, кошельки, кисеты, веера. Шитье становилось все более искусным, и то, что сегодня выглядит как музейный предмет роскоши и изящества, было тогда прелестной, но повседневной вещью. 

При таком активном использовании в России конца XVII века ввозного бисера и прочего ему подобного материала не хватало. Потому в стране не раз делались попытки восполнения бисерного дефицита путем налаживания собственного производства. Его начинали с помощью венецианских мастеров в дворцовых мастерских Петра I в Измайлово, но партии получались маленькие, а потому и дело оказалось нерентабельным. 

В 1752 году польза и красота стекла были воспеты М.В. Ломоносовым в письме генералу-поручику И.И. Шувалову. Русский ученый-энциклопедист, основатель МГУ, Ломоносов создал технику смальты – непрозрачного стекла, прекрасного оформительского материала, и потому по указу Сената ему было вменено создание русского бисера. Для того Михаилу Васильевичу было ссужено  4000 рублей – сумма по тем временам немалая, и участок земли под организацию производства в Усть-Рудицах. 

Ломоносов достиг поставленной цели: производство бисера и стекляруса началось, но просуществовало недолго, до 1756 года – после смерти ученого фабрика прекратила существование. 

После русский бисер по-прежнему продолжали производить, но низкого кустарного качества, потому и спрос на него был невелик. Однако в 1883 году в Одессе открылась фабрика Я.Б. Ронингера, по конкурентоспособности его бисер и стеклярус замещали иностранное производство, но в полной мере это сделать тогда все равно не получилось.  Только позже, в послевоенное время бисерное производство в России достигло  того качества и объема,  когда русский бисер практически полностью вытеснил ввоз его извне.

Рукодельная краса – талант, творчество, терпение

Бисер, бусы, стеклярус, их загадочный мягкий блеск и тончайшие оттенки, удобная разность диаметров, а также долговечность и практичность материала исстари оставляют за шитьем, вышиванием этими замечательными кусочками стекла многие приоритеты. Самым первым приемом шитья бисером, который применялся, было шитье «вприкреп»: бисер или стеклярус нанизывался на нить, получалась так называемая «снизка», ее прикрепляли к ткани стежками. Женщин, которые нанизывали бисер, называли низальщицами, и так вышивали не только детали одежды и аксессуары, но и целые панно, на которых основной рисунок обводился «снизками» черного стекляруса, что придавало изображению большую графичность и контрастность от сочетания блеска цветного бисера и черных черточек стекляруса. 

Создание таких панно было весьма в чести, возникло такое оформительское новшество, как «французские обои». Примером такой отделки может служить китайский кабинет императорского дворца в Ораниенбауме, где сама императрица Екатерина II приложила августейшую руку к ее композиции. 

Далее наступила пора вышивки бисером по клеточкам, перенятой у вышивки крестом, но вышивка получалась более геометричной, и вдобавок при упрощенности исполнения на него требовалось больше терпения, времени, зрительного напряжения. Отверстия в старинном бисере были мельче, чем в нынешнем, и потому для него использовались специальные тоненькие иглы, которые производились в Англии и Германии.  Иногда, когда отверстие было слишком маленьким,  мастерицы вощили нитку, брали на конец иголки бисеринку, вздевали на нитку, нанизывали, потом продевали нитку в ушко иголки… Представляете, какой скрупулезный труд!

Геометричности в этом случае избегали контурным абрисом, выполненным более мелким бисером, или вышивкой, например, вперед иголкой и т.д. 

Шитье бисером по ткани все более распространялось: помимо одежды и аксессуаров вышивались оклады икон, переплеты для книг, чаще всего церковных, ларцы и шкатулки, обивка мягкой мебели. 

Кстати, бисер использовали в интерьере внутренних помещений как смальту – то есть закрепляли насыпные картины на клейстере, которым грунтовали стены. Пример тому – некоторые помещения Московского Кремля. 

Историки пишут, что в России основными мастерицами по рукоделию были крепостные девушки в помещичьих усадьбах. Все русское рукоделие времен крепостничества – то есть фактически до середины XIX века, процветало именно здесь. Девочек обучали рукоделию с детства, а когда они возвращались в усадьбу добротными мастерицами, то уже не только отлично работали сами, но и тут же обучали других, что для хозяина составляло большую экономию. 

В Европе за шитьем и вышиванием нитками и бисером часто можно было застать девиц и дам из родовитой знати, это почиталось за дамский изысканный труд. Со временем в обновленной Петром I России, несмотря на Указ Екатерины II «О вольности дворян», в российском обществе начали порицать праздность, наверное, потому, что она порождала убийственную скуку. У кавалеров была военная служба и государственные дела или хотя бы их видимость. Но что было делать дамам, обреченным указом свыше лишь блистать на балах или скучать за чаем в салонах и домашних гостиных? Относительно при деле были лишь помещицы, которые разве что «вели расчеты, брили лбы», согласно А.С. Пушкину. Рукоделие стало замечательным выходом из положения, и этим делом с удовольствием занялись дворянки и даже императрицы.

Однако рукоделие было не только женской привилегией. Известен исторический анекдот, засвидетельствованный писателем-мемуаристом, сенатором С.П. Жихаревым, который случился с участием  А. И. Корсакова – государственного и военного деятеля, почетного члена Академии Художеств за «знание, любовь и почтение к достохвальным художествам», ценителя искусств и успешного коллекционера. Кстати, в его собрании изначально находилась «Мадонна с цветком» Леонардо да Винчи, известная иначе как «Мадонна Бенуа», которая теперь принадлежит Эрмитажу. Итак, А.И. Корсаков прислал супруге императора Павла I Марии Федоровне вышивку по канве своей работы. И тут случился казус, который потом оброс домыслами и комментариями, но суть его сохранилась неизменной. Императрица, зная Корсакова,  решила, что эта исключительная по мастерству работа, по словам Жихарева, «чудо искусства и терпения», могла быть исполнена лишь женскими руками и принадлежала трудам кого-то из его родственниц, а потому пожаловала исполнителю сего чуда бриллиантовые серьги как ответный дар неизвестной даме.

Броде Елены Арлен – аристократический шик и роскошь независимости

Все вещи, созданные Еленой Арлен, отличаются именно теми оригинальными особенностями, которые вынесены в подзаголовок.  И начало их создания и оформления в определенный аксессуар или украшение имело одну цель – сделать нечто красивое, способное украсить и женский образ, и женскую жизнь.  

Так получилось и с тем украшением, которое можно одновременно отнести и к деталям одежды, получившим название сollier brodé – вышитое ожерелье, сокращенно «броде». У него есть своя личная история.
     
Елена говорит, что все началось с украшения обычной одежды. «Вышитые на кофточках лотосы, незабудки на брючках превращали обычные вещи в нечто особенное! Вещи изнашивались, а вышивки не теряли своей красоты и выбрасывать их было жаль. Тогда мама предложила вырезать их из одежды и оставлять на память или пришивать куда-то еще. Так возникла идея вышивок-аппликаций», – рассказывает дизайнер. Однажды Елене поступило приглашение встретить Новый год в некоем присутствии, где надо было выглядеть по-царски. И так у нее родилась идея создания детали одежды, которая была бы одновременно и украшением. Она должна была быть по форме проста, но необычна по фактуре. В ней должны были сочетаться многие цвета, каждый из которых  мог бы продолжиться в платье, подобранном к любому оттенку шитья (а у Елены Арлен в ее украшении броде их встречается множество), и притом это украшение должно было быть торжественным и роскошным.  И вот появилось первое броде, в котором явно прослеживалось следование русской допетровской традиции. Оно скорее зиждилось на интуитивной национальной памяти, чем на прямом следовании исторической традиции.   

Елена сделала это украшение, которое все-таки скорее относится по характеру к детали одежды, съемным (вспомним съемный «козырь» боярской одежды) – это помогло создать ценную деталь для скорой трансформации нашего образа из повседневного в вечерний, праздничный. Если его форма и связана с ранними тенденциями из истории моды – египетскими оплечными ожерельями, продолжающимися вертикальной планкой, или царскими одеждами допетровской Руси со съемными шитыми оплечьями, ведущими свою модную традицию от древней Византии, то это скорее подсознательное решение, идущее от обширных профессиональных знаний в области истории моды. Сама Елена Арлен видит в графике формы ее броде дерево – живое, с роскошной кроной воротника и продолжающимся книзу стволом, приостренным книзу. Сказочное древо – вот основа ее, но это не какая-то конкретная сказка, а скорее сказочные ощущения, впечатления и чувства как результат пережитых ранее эмоций по поводу общих ассоциаций и образов. «Когда я создавала синее броде, – говорит  Елена, – в голове все время крутилась фраза “пучина морская” и руки сами тянулись за нужными цветами и формами камней». 

Однако броде от Арлен – это не только плоскостное шитье бусами, бисером, стеклярусом. Следование традиции и одновременно свобода от жесткого следования ей, привели к возрождению, а в чем-то – созданию заново объемной вышивки, которую Арлен наполовину абстрактно, наполовину буквально называет вышивкой 3D. Для такого «трехмерного»  шитья требуется целая катушка ниток, на которые автор нанизывает бисер, бусы, стеклярус, плашки из минералов – все, что выбирают руки мастерицы, подчиняясь ее творческой фантазии, ведомой интуицией таланта. 

Да, здесь есть свои технические и творческие секреты. Но все приемы шитья, казалось бы совсем новые, – это неожиданные современные решения, вырастающие из опыта прошлого как следование ему на новом витке.  Все украшения от Арлен – колье, серьги, браслеты, ожерелья, броде – несут в себе стилизованные, но легко узнаваемые черты растительного мира, подобно образцам прошлого. И в броде Елены Арлен продолжен ренессансный мир дриад, спрятанный среди витых линий ветвей, проложенных стеклярусом, в цветах и листьях, прошитых камнями, бусами, бисером, и воплощенный в синих и алых, золотистых и белоснежных, всевозможных тонах тканевой основы. 

Посмотрите на это чудо! Истинно, богиня Флора взяла Елену Арлен под свое покровительство. Загляните в свой гардероб и приложите к нему один из этих воротников-украшений. Маленькое коктейльное или роскошное корсажное платье, брючный костюм днем и, если снять пиджак, дополнение к легкой романтической блузе вечером. В общем, далее все во власти Ваших представлений о Вашем образе, а броде Елены Арлен прекрасно послужит их реализации.

Закрыть
Мы переехали!

Ждём Вас по адресу:
Плотников переулок, 12
Больше не напоминать
Яндекс.Метрика